Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Социальный навигатор

Родителям вход запрещен: зачем пускать маму в детскую реанимацию

Эксперты отмечают, что в большинстве больниц не всегда пускают родителей к детям в реанимацию, мотивируя это тем, что они могут нанести вред ребенку. При этом, как уточнили РИА Новости в Минздраве, в российском законодательстве нет статьи, запрещающей родителям находиться рядом с ребенком в палате интенсивной терапии.

МОСКВА, 14 фев — РИА Новости, Инна Финочка. Врачи не должны ограничивать вход родителей тяжелобольных детей к ним в реанимацию, поскольку присутствие самых близких людей в палате в критический момент повышает шансы на успешное лечение и выздоровление ребенка, считают психологи и эксперты благотворительных фондов, опрошенные РИА Новости накануне международного Дня детей, больных раком, который отмечается 15 февраля.

Эксперты отмечают, что в большинстве больниц не всегда пускают родителей к детям в реанимацию, мотивируя это тем, что они могут нанести вред ребенку. При этом, как уточнили РИА Новости в Минздраве, в российском законодательстве нет статьи, запрещающей родителям находиться рядом с ребенком в палате интенсивной терапии.

Руководитель благотворительного фонда помощи хосписам Вера Нюта Федермессер
Тема, о которой не принято говоритьОколо 60% времени специалиста паллиативной медицинской помощи приходится на работу с родственниками тяжелобольного человека и только 40% - на самого пациента. Неизлечимый диагноз поражает не только самого больного, но и всю его семью, считает президент благотворительного фонда помощи хосписам "Вера" Нюта Федермессер.
"Могут пустить на пять минут, могут пустить на час. Могут запустить к ребенку, но тут же попросить выйти, потому что, к примеру, подошло время уборки. Но чаще всего мама уходит вечером, чтобы утром вернуться и снова ждать", — сказала куратор детских программ фонда помощи хосписам "Вера" Лидия Мониава.

Она считает, что родители имеют полное право быть рядом с детьми в критический момент, и "вопрос о том, запрещать или разрешать видеться с ребенком, даже стоять не может".

"Ребенку (в присутствии родителей) гораздо легче переживать все, что с ним происходит в реанимации — когда пищат датчики, в него втыкают иголки. Но если рядом мама, это все легче переносить", — убеждена она.

Детское одиночество и записки родителям

Глава правления Запорожского благотворительного фонда "Счастливый ребенок" Ирина Гавришева рассказала РИА Новости, что в детском возрасте ей пришлось пережить "реанимационное одиночество", когда она попала в палату интенсивной терапии с дыхательной недостаточностью.

"Я открыла глаза и увидела белые кафельные стены. И круглое, какое-то детское, лицо доктора. А потом услышала откуда-то из коридора "Ты что, до сих пор ее реанимируешь? Оставь ее. Она все равно обречена. Задышит — задышит, нет — поставишь время смерти". Мне было 14 лет. Это было мое знакомство с отделением реанимации. Детской реанимации", — рассказала глава фонда.

Она вспоминает, как писала записки родителям о том, как в реанимации страшно, что надоело смотреть на потолок и трубки. "Мне было скучно, страшно, одиноко, но я была взрослой девочкой, поэтому мирилась. Я просто тихо ненавидела это место", — добавила Гавришева.

С тех пор вид кафельной плитки напоминает ей реанимацию и вызывает приступ паники, поэтому в доме ее родителей плитки нет нигде, а дома у нее на всякий случай припасен полный набор реанимационного оборудования и даже аппарат искусственной вентиляции легких, чтобы не пришлось ехать в реанимацию. "Потому что реанимация — это привязанные руки и остановившиеся часы. И одиночество. Полное, беспросветное, безнадежное одиночество", — сказала она.

Выстроить доверительные отношения

"Мне кажется, речь идет о взаимном недоверии между врачами, системой оказания медицинской помощи в целом, и пациентом и его семьей. Родители подозревают врачей чуть ли не в жестоком обращении с ребенком, врачи, в свою очередь, ожидают от семьи ребенка непредсказуемого и неадекватного поведения. Уровень напряжения становится особенно ощутим в такой стрессовой ситуации, как перевод ребенка в отделение интенсивной терапии", — считает заведующая отделением клинической психологии федерального научно-клинического центра детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева Алина Хаин.

Онкология: мифы и факты о болезни
Онкология: мифы и факты о болезниЕжегодно 4 февраля отмечается Всемирный день борьбы с раковыми заболеваниями, призванный привлечь внимание к этой проблеме и объединить усилия врачей, родителей и правительств во всем мире.
По ее мнению, чтобы ситуация менялась, необходимо, чтобы отношения семьи и персонала были партнерскими с самого начала лечения. Выстраивание определенных правил относительно времени и условий посещения позволит успокоить родителей и медперсонал, а также обезопасить ребенка.

При этом, отмечает эксперт, врачи зачастую не имеют наблюдения родителей в отделении реанимации. "В России такого опыта очень мало, и центр имени Дмитрия Рогачева в этом смысле хорошее исключение из правил и, действительно прецедент. При той высокой нагрузке, которая существует у наших врачей, дефиците высококвалифицированного среднего медицинского персонала, заведующие отделениями опасаются, что родители станут еще одним, дополнительным обременением", — пояснила она.

Инструктаж для родителей

При переводе в отделение интенсивной терапии нужно проинформировать родителей о том, что происходит, что планируется, чем они могут помочь своему ребенку, что может быть опасным, и обязательно предлагать понятные, четкие, стройные правила. "Именно выстраивание определенных правил относительно времени и условий посещения позволяет успокоить родителей и медперсонал, а также обезопасить ребенка", — убеждена Хаин.

Хаин добавила, что в Центре имени Рогачева врачи быстро осознали, что присутствие матери помогает ребенку лучше чувствовать себя в отделении реанимации, где он встревожен, не понимает, что происходит, видит вокруг много трубок и аппаратов.

"Это очень помогает медицинскому персоналу, потому что именно мама сидит с ребенком рядом, успокаивает его, и все проходит гораздо легче и гораздо комфортнее, чем когда мамы рядом нет. Мама может объяснить ребенку, что происходит. В некоторых случаях, по разрешению врача, она также может взять на себя часть нагрузки по элементарному уходу за ребенком", — рассказала психолог.

Но не только медицинский персонал сталкивается с трудностями, иногда бывает так, что родители сами не готовы увидеть своего ребенка таким — подключенным к трубкам, медицинским аппаратам. Ведь они сами находятся в стрессовом состоянии. Некоторые даже сами просят, чтобы первый раз в палату к ребенку их сопроводил кто-нибудь.

"Я думаю, что на ситуацию с "открытой" реанимацией значительно могло бы повлиять наличие психологов в наших соматических клиниках. И врачи, и семья чувствовали бы себя более уверенно при возможности получить дополнительную консультацию и поддержку", — считает Хаин.

Открытая реанимация как шаг вперед

По словам завотделением детской реанимации и интенсивной терапии центра имени Рогачева Игоря Хамина, в учреждении доступ родителей во все отделения свободный, и детская реанимация не исключение. Он рассказал, что так было задумано еще два года назад, когда центр открывался. Конфликтных ситуаций между родителями и медперсоналом практически не возникает.

"Когда мы только открылись, было очень много опасений, все-таки мы все на нашей российской медицине воспитаны, нигде такого свободного доступа не было, мы больше боялись, но, на мой взгляд, большинство вопросов снялось", — рассказывает завотдетелением.

Отделение рассчитано на 12 пациентов. Туда поступают дети с различными органными дисфункциями, нарушением дыхания, нарушением сознания, сердечнососудистой недостаточностью, общим тяжелым состоянием.

"Родители у нас проходят и доступ родителей к детям есть, мы только просим, чтобы это было после 10 утра и до 8 вечера. В особых случаях родителям разрешают остаться на ночь. Но обычно мы просим, чтобы и родители сами отдыхали, и персоналу нужно отдохнуть от родителей", — рассказал Хамин.

В случае, если врачи опасаются, что родители занесут инфекцию в палату, им необходимо продезинфицировать руки, надеть шапочку, халат и маску. При этом, по его словам, родители сами озабочены соблюдением санитарно-эпидемического режима и порой даже более требовательны, чем медперсонал.

Хамин отмечает, что в целом с появлением открытого доступа к реанимации снялось много вопросов. "Все происходит у родителей на глазах, и если ребенок совсем уходящий, родителям немного легче с этим смириться, так как они видели, что делалось все для их ребенка", — пояснил врач.

Ученые выяснили, почему ребенок перестает кричать на руках родителей >>

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала