Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Социальный навигатор

Почему в России больно умирать

© РИА Новости / Сергей Венявский / Перейти в фотобанкОдна из пациенток "Первого Ростовского хосписа" для онкологических больныхОдна из пациенток Первого Ростовского хосписа для онкологических больных
Приказ Минсоцразвития призван помочь тем, кто сейчас умирает, страдая от невыносимой боли. Поможет ли? – пытается разобраться Вера Костамо.

Вера Костамо, обозреватель РИА Новости.

Когда нам больно, мы принимаем таблетку – простое обезболивающее, купленное в аптеке. Но есть диагнозы, при которых поможет только наркотик, и тогда боль затягивается на месяцы, потому что это очень трудно в нашей стране – получить рецепт на адекватную дозировку препарата и выкупить его.

В июле вступил в силу приказ Минздравсоцразвития, призванный обеспечить большую доступность паллиативной помощи людям с выраженным болевым синдромом. Этот документ ждали давно, но изменит ли он ситуацию со своевременным обезболиванием – неизвестно. Как говорят эксперты, на пути стоит множество подзаконных актов и, как обычно, человеческий фактор.

Три часа без боли

Открытый показ в мультимедийном пресс-центре РИА НовостиОткрытый показ в мультимедийном пресс-центре РИА НовостиОткрытый показ в мультимедийном пресс-центре РИА Новости
Культура смерти – проблема обществаКаждый человек знает, что когда-нибудь умрет. Кто-то гонит от себя эти мысли, кто-то верит, что переродится, наверное, у кого-то есть иллюзия бессмертия, а некоторые утешают себя мыслями о своем продолжении в детях. Но одно дело просто знать о факте смерти, и совсем другое - ощущать ее каждой клеткой собственного тела.
В микрорайоне Белые столбы города Домодедово мать 16-летнего мальчика решает, какие следующие три часа жизни ее сын проведет без боли. Именно столько действует одна ампула морфина при терминальной (последней) стадии рака.

В течение трех месяцев подросток обезболивался препаратом, который остался от его умершего друга. Второй мальчик лечился за границей, и ему выписали с собой достаточное количество наркотических анальгетиков, совершенно законно, решением лечащего врача.

Когда импортный препарат закончился, мама пыталась получить рецепт на обезболивающие и получила отказ. Причина отказа унизительна как для матери, так и для пациента – по словам врача, ребенок не может получать наркотический анальгетик, потому что станет зависимым.

После уговоров мальчику выписали 10 ампул с морфином на месяц, такого количества препарата хватит на два-три дня. Спустя два месяца дозу разрешили увеличить.

Обезболивание не для всех

За 2012 год в Москве умерли от онкологии, по разным данным, от 18 до 23 тысяч человек. Из них только восемь тысяч наблюдались в хосписах Москвы и получали профессиональную паллиативную помощь и адекватную схему обезболивания.

"Ситуация в столице с обезболиванием неплохая. В регионах – намного хуже, – считает главный врач первого московского хосписа им. В.В. Миллионщиковой Диана Невзорова. – Хосписы используют неинвазивные (таблетки, мази, пластыри. – прим.авт) средства, однако, по стандартам ВОЗ, на имеющееся количество умирающих онкологических больных необходимо тратить наркотиков значительно больше, чем тратится сейчас".

Руководитель благотворительного фонда помощи хосписам Вера Нюта Федермессер
Тема, о которой не принято говоритьОколо 60% времени специалиста паллиативной медицинской помощи приходится на работу с родственниками тяжелобольного человека и только 40% - на самого пациента. Неизлечимый диагноз поражает не только самого больного, но и всю его семью, считает президент благотворительного фонда помощи хосписам "Вера" Нюта Федермессер.
Терминальный период рака в 97% случаев протекает с выраженным болевым синдромом. Если помнить, что рядом с каждым больным, вместе с ним, страдают в среднем до 10 родственников, то цифра людей, затронутых несчастьем, получается серьезная.

"Более половины регионов России (54%) не применяют рекомендации ВОЗ по использованию наркотических анальгетиков в неинвазивных формах. Максимально такие средства для онкологических больных применялись в Москве в 2008 году – 68%, однако, за последние 3 года это число сократилось до 47%", – такую статистику приводит "Российский журнал боли".

"Недавно звонила женщина из Рязани, там нет хосписов. У ее мужа рак, семья проживает в деревне, наркотики по рецепту можно купить только в районном центре. Женщина потратила несколько дней на поездку, и только через неделю она смогла получить рецепт. Мужчине приходилось пить водку, чтобы не кричать от боли. Лекарства они так и не дождались", – рассказывает Диана Невзорова.

По словам Невзоровой, больные могут получить препараты только в районной поликлинике, "скорая" не обезболивает, у них нет такой функции. В случае прорыва боли нет организации, которая несет функции экстренного обезболивания. На дому не поможет никто, необходима госпитализация.

Наркоманы в четвертой стадии?

Центр паллиативной помощи детям
Эксперты рассказали, что нужно для развития паллиативной медицины в РФ"Вся наша жизненная активность основана на том, что мы смертны. Нужно потихоньку менять отношение к процессу умирания", - заявила заведующая сектором правовых и этических вопросов здравоохранения НИИ общественного здоровья РАМН Ирина Петрова.
В новом приказе Минздравсоцразвития прописаны несколько важных пунктов, которые должны приблизить наши стандарты обезболивания к общемировым. Но к документу есть много вопросов.

"Согласно приказу, в отдельных случаях по решению главного врача при выписывании из больницы могут назначаться или выдаваться наркотические или психотропные лекарственные препараты на срок приема пациентом на пять дней. Например, в хосписе на всех больных положено определенное количество морфина в месяц, согласно приказу Минздрава №330. Но если мы выдадим препарат при выписке, нам не хватит его для людей, которые лежат в стационаре", – продолжает Невзорова.

В настоящее время в странах ЕС производится 59 различных неинвазивных лекарственных форм опиоидных анальгетиков, из которых в России используются только четыре.

"Фобия перед наркотическими препаратами есть как у медиков, что абсурдно, так и у пациентов. Если мы говорим об онкологических больных в IV стадии, у которых осталось несколько месяцев впереди, о какой наркомании может идти речь?", – считает Нюта Федермессер, президент фонда помощи хосписам "Вера".

Нужна новая ответственность – за необезболивание

Детский хоспис. Архив
Нужны выездные службы паллиативной помощи для детей, считает депутат"По данным благотворительного фонда развития паллиативной помощи детям, за 2012 год в ней нуждались около 42 тысяч российских детей", - подчеркнула депутат Салия Мурзабаева.
По словам Екатерины Чистяковой, директора фонда "Подари жизнь", не у всех врачей есть достаточные знания, мешает сложная бюрократическая процедура и уголовная ответственность, которая грозит за неправильное выписывание препарата.

Новшество, о котором говорится в приказе – у врачей появится право единолично назначать препарат – в этих условиях может и не сработать. В приказе есть еще и дополнительное условие – сможет ли врач лично выписывать наркотические анальгетики, решает главный врач учреждения.

"К чему это приведет? Из страха и из-за того, какая у нас правоприменительная практика в отношении медиков, выписывающих наркотические препараты, главный врач, не желающий рисковать, разумный, будет собирать комиссию. Пока у медика есть ответственность перед законом за неправильное выписывание препарата и нет ответственности за необезболивание пациента, законы работать не будут", – считает Нюта Федермессер.

"К сожалению, вы умираете не от онкологии"

Только в России, если ты болеешь, то тебе должно быть больно, и это норма. Страх медиков перед назначением и уверенность пациентов в том, что нужно терпеть – с этим приказ не справится.

Как говорят в первом хосписе, даже в Москве количество пациентов, которые говорят "нет, я еще могу потерпеть" огромно. Вместо того, чтобы тратить оставшееся время на общение с любимыми людьми, необезболенный пациент тратит время и силы на борьбу с болью.

Еще один важный пункт приказа – наркотические препараты можно выписывать не только онкологическим больным, но и пациентам с выраженным болевым синдромом любого генеза.

"Раньше только онкологическому больному можно было пройти эти десять кругов ада, чтобы получить наркотический препарат, неонкологические больные даже не рассматривались. Пациентам приходилось слышать – к сожалению, вы умираете не от онкологии. Считалось, что им не так больно", – говорит Диана Невзорова.

Это нужно было сделать давно. И не только это

По мнению экспертов, приказ Минздравсоцразвития – это только первый шаг к цивилизованному отношению к обезболиванию. Нашей системе паллиативной помощи всего 20 лет, той же системе в Англии – 50.

Нюта Федермессер: Медицина в России - не про этику общения с больным

"Те изменения, которые прописаны, в частности увеличение срока действия рецепта, увеличение объема выписываемого препарата на один рецепт – это все очень хорошо, но сегодня нет такого медицинского учреждения, которое может взять этот приказ и начать действовать в соответствии с ним", – считает Нюта Федермессер. Нужны изменения еще в десятках других документов, чтобы приказ заработал.

Документ не решает еще один вопрос: как быть в том случае, если человек не гражданин РФ, но проживает здесь. Он может купить химиопрепараты, антибиотик, но приобрести наркотические препараты не может. Они отпускаются только по бесплатным льготным рецептам, которые положены только гражданам.

"Судебная практика знает случаи, когда гражданку Украины, проживающую в России, судили за покупку героина. В конце концов, с нее сняли обвинение в сбыте наркотика, она покупала его для себя, чтобы как-то обезболиться", – говорит Екатерина Чистякова.

Женщина с онкологией на приеме у врача
Эксперты о том, зачем упрощать выдачу наркотических обезболивающихВ России мало препаратов анестезирующего действия, особенно для онкобольных. Государственная антинаркотическая комиссия работает над предложениями по упорядочению отпуска наркотических средств, чтобы в РФ применялись те же правила, что и в развитых странах.
Есть мнение, что упрощенная схема выписки наркотических средств приведет к росту наркомании.

"Медицинские наркотики перестали быть интересны для употребляющих и совершенно не влияют на ситуацию с наркоманией. Никак. Вообще. Уже в 90-х годах нужно было пересматривать закон. На сегодня процент аптечных наркоманов близок к нулю. Упрощение схемы выдачи наркотических анальгетиков для людей, испытывающих сильные боли, на росте наркомании не скажется никак. Это нужно было сделать давно", – считает Евгений Ройзман, президент фонда "Город без наркотиков".

Но не сделали. А пока… "Все выходные отвечала на телефон, – рассказывает Нюта Федермессер, президент фонда помощи хосписам "Вера". – С ужасом слышала: спасибо, за все три года болезни с нами никто еще так не разговаривал; спасибо, мы попробуем сделать все так, как вы сказали; простите, что я звоню на выходных, но у меня правда мама умирает, помогите; спасибо, но мы в понедельник не придем, папа уже умер, обезболить не успели".

Обезболить не успели.

Оценить 59
Лучшие комментарии
ОПОлег Прекраснов19 июля 2013, 09:08
Это мой плагиат мнения другого человека по другой теме, но полностью соответствующий данной бесчеловечной политике. Пересматривать закон "требует компетенции от депутатов и ответственности от региональных властей. Либо их поголовной смены на других, с совестью и умением думать о нас, а не о себе.
Когда власть чувствует ответственность, она приходит и плачет вместе с родственниками погибших. И глядя людям в глаза, переполненные горем, непременно что-то говорит...обещает... И, если имеет совесть и говорит по делу, то все сказанное выполняет без оговорок... Но в данном случае весьма коряво выглядел бы" министр зравоохранения и (кто там у нас главный в ФСКН) , склонившиеся рядом с родственниками умершего в мучениях человека. С уважением, Прекраснов Олег
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала