Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Социальный навигатор

Плата за доверчивость: родители подозревают пермский фонд в мошенничестве

© РИА Новости / Наталья СеливерстоваПлата за доверчивость: родители подозревают пермский фонд в мошенничестве
Плата за доверчивость: родители подозревают пермский фонд в мошенничестве
Родители двух подопечных пермского благотворительного фонда "Теплые слова. Добрые дела" заподозрили организацию в мошенничестве. Они считают, что фонд собирал деньги на лечение детей, а затем присваивал их. В свою очередь директор фонда утверждает, что средства если и были собраны, то совершенно минимальные и в данный момент этих денег на счетах благотворительной организации нет. Проект "Социальный навигатор" совместно с Общественной палатой РФ начинает журналистское расследование этой истории. В первом материале серии наш корреспондент выслушал обе стороны конфликта.
Владимир Лебедев специально для "Социального навигатора"
У трехлетнего Максима Налейкина с рождения несколько заболеваний: ДЦП, гидроцефалия и другие сложные диагнозы. Родители мальчика вместе с докторами шаг за шагом, операция за операцией с самого рождения выхаживали его. В общей сложности Максим провел в больницах восемь месяцев. После очередного курса лечения мальчику была необходима реабилитация. Как выяснилось, в Санкт-Петербурге, где проживает семья Налейкиных, полный объем необходимых процедур готов предоставить только один реабилитационный центр – "Родник".
Когда в семье Налейкиных поняли, что финансовые запасы подходят к концу, а новый курс реабилитации нужен как можно скорее, на семейном совете было приято решение обратиться в благотворительный фонд.
Время поджимало, и Ирина, мама Максима, решила сотрудничать с тем фондом, который первым откликнулся на призыв о помощи.
"В России существует большое количество фондов, которые помогают детям, но детей с проблемами такими, как наша, ДЦП, в сотни раз больше. К сожалению, очереди на оказание помощи могут достигать двух-трех лет. Далеко не каждый фонд берет себе новых подопечных. Все это вынуждает искать новые фонды, пусть даже небольшие, и надеяться, что они помогут", – рассказала корреспонденту РИА Новости Ирина Налейкина.
Этим фондом оказалась организация "Теплые слова. Добрые дела". Мама Максима отправила представительнице фонда все необходимые документы и справки, затем организация начала сбор средств на лечение.
Как пояснила Ирина Налейкина, никакого договора с благотворительным фондом заключено не было. Все вопросы решались через переписку по электронной почте. Поначалу сотрудничество с фондом не вызвало у семьи никаких подозрений. При этом сама Ирина характеризует себя как совершенно неопытного человека в работе с благотворительными фондами.
Время шло, публикация о помощи Максиму Налейкину набирала лайки и репосты, но никаких новостей от представителей благотворительного фонда не поступало. Ирина Налейкина решила поинтересоваться динамикой сборов и общей суммой пожертвований, которую удается собрать. Однако из "Теплых слов. Добрых дел" отвечали, что не владеют информацией и все данные передадут позже.
Ложная благотворительность наносит урон репутации известных фондов
Ложная благотворительность наносит урон репутации известных фондов13 апреля в Общественной палате РФ прошли слушания, посвященные борьбе с лжеблаготворительностью. Эксперты обсудили, как защититься от мошенников, действующих под видом благотворительных организаций.
Затем, как рассказывает Ирина, она все-таки получила отчет в виде напечатанного текста без подписи и печати, с прописанной там суммой – 9800 рублей. Далее по словам женщины, когда она высказала недоверие этой сумме, из фонда прислали корректировку данных, согласно которым за этот же период была собрана уже иная сумма – 24 400 рублей.
В Едином государственном реестре юридических лиц руководителем фонда "Теплые слова.Добрые дела" значится Трапезникова Ирина Ивановна, а сам фонд по юридическому адресу зарегистрирован в городе Перми.
Мама Максима Налейкина в беседе с корреспондентом РИА Новости подтвердила, что по всем вопросам она общалась именно с Ириной Трапезниковой.
"Ирина Трапезникова в принципе не готова была предоставлять какую-либо отчетность. Но когда я начала настаивать, она решила такой "бумажкой" от меня отделаться. Получив цифры в 9800, я сразу поняла, что это обман. Далее уже написала ей, что буду обращаться в прокуратуру, и, видимо, поэтому она сумму в отчете изменила и направила уже скрины страниц из своего личного кабинета (с помощью личного кабинета фонд имеет возможность получать информацию о состоянии пожертвований, которые поступили на короткий номер. – Прим. ред.) на сумму 24 400", – заявила Ирина Налейкина.
Мама Максима уверена, что реальная сумма сбора гораздо выше, но каков именно порядок цифр, сказать затрудняется.
Как отличить лжеблаготворителей от реальных фондов – советы экспертов
Как отличить лжеблаготворителей от реальных фондов – советы экспертовМошенничество в сфере благотворительности в последнее время стало обычным явлением и серьезной проблемой для некоммерческих организаций и благотворительных фондов.
"По поводу реальной суммы сказать сложно. Знаю лишь то, что мамы больных деток за один-пять дней аналогичных сборов, с меньшим количеством просмотров и репостов собирают и 200 тысяч, и более! Наш пост был висел полтора месяца на моей странице и странице фонда. В сборе участвовало много моих друзей, некоторые из которых прислали мне скрины своих переводов. Подтверждений переводов не так много, на сумму около 8000 рублей (семь человек перевели), а просмотров было более 5000, репостов – 50, 80 лайков", – отметила Ирина Налейкина.
13 марта ситуация получила новый поворот. Фонд на своей странице объявил о расторжении договора с родителями Максима Налейкина. Впрочем, как можно было расторгнуть договор, который не был заключен, остается загадкой.
Через четыре дня на страничке в социальной сети фонда появилась аналогичная информация о прекращении сбора для другого мальчика, нуждающегося в лечении, – Леши Короткова.
Родители Максима Налейкина связались с мамой Леши Короткова, и оказалось, что семья Коротковых тоже не получила от фонда никаких средств на лечение, а представители благотворительной организации сообщили лишь, что денег собрать не удалось.
Эксперт: участию в благотворительности мешает минимум информации о фондах
Эксперт: участию в благотворительности мешает минимум информации о фондахВ преддверии ежегодной конференции по благотворительности исполнительный директор ассоциации грантодающих организаций "Форум доноров" Александра Болдырева рассказала, почему россияне не всегда охотно помогают фондам пожертвованиями, как в регионах относятся к социально ответственному бизнесу и что ждет НКО – претенденты на гранты.

Денег нет, но вы держитесь

Фонд "Теплые слова. Добрые дела" не имеет официального сайта. Вся его деятельность осуществляется через группу в социальной сети "ВКонтакте" (на момент написания материала группа фонда насчитывает 2190 подписчиков).
На страничке фонда в разделе "контакты" все более чем аскетично – никто из руководителей организации не указан, а есть лишь адрес электронной почты для связи по всем вопросам.
Директора фонда Ирину Трапезникову нетрудно найти среди подписчиков группы фонда. На ее личной странице в социальной сети указано, что она является специалистом по недвижимости.
Как сообщила Ирина Налейкина, после конфликтной ситуации директор фонда Ирина Трапезникова не только сделала пост о прекращении сбора средств, но и перестала выходить на связь с подопечными.
"К слову сказать, на лечение моего сына Ирина Трапезникова не перевела ни рубля до сих пор. Молчит и не отвечает на мои запросы", – сказала Ирина Налейкина.
Редакции проекта "Социальный навигатор" удалось связаться с Ириной Трапезниковой. На запрос, отправленный на адрес, указанный как контакт фонда, через некоторое время пришли ответы от директора благотворительной организации.
Ирина Трапезникова изложила свою версию событий.
"Налейкина И.М. к нам обратилась в ноябре прошлого года. Мы сообщили, какие документы нужно предоставить. Ирина Михайловна пропала на месяц, в конце декабря стали получать частями документы. В январе мы получили все справки о доходах семьи Налейкиных, которые в среднем составляют 100 тысяч рублей в месяц и более (скрины документов можем предоставить). Несмотря на это мы открыли сбор средств, чисто по-человечески", – отметила в комментарии РИА Новости директор фонда.
Тот факт, что между родителями и фондом не было заключено официального договора, Ирина Трапезникова объяснила тем, что сроки поджимали, и до момента начала лечения ребенка оставался всего месяц.
"На оформление всех документов, с учетом рассылки и согласования, перевода их денег со счета оператора короткого номера на счет фонда, времени просто бы не хватило", – уточнила Ирина Трапезникова.
Благотворительность с умом: помочь и не пострадать самому
Благотворительность с умом: помочь и не пострадать самомуВ Международный день благотворительности редакция «Социального навигатора» расскажет, как помочь нуждающимся и не стать при этом жертвой мошенников.
По ее словам, вся сумма, поступившая на лечение Максима Налейкина, сейчас находится на счету оператора короткого номера (на который собирались пожертвования).
"За февраль поступило 24 402 рубля. Прикрепляю акт (имеется в распоряжении редакции). Это общие поступления за период. Подтвержденная целевая сумма составила чуть более 9000 рублей. Вся сумма поступлений находится на счету оператора короткого номера. На счету банковского счета фонда этих денег нет", – пояснила директор фонда.
Как уточнила Ирина Трапезникова, под целевой суммой она имеет в виду поступления, при переводе которых жертвователь указал, на что именно должна поступить конкретная сумма. Также Ирина Трапезникова отметила, что существует определенная процедура перевода денег со счета оператора короткого номера на счет фонда, и это может занимать довольное долгое время.
"Мы пытались объяснить эту ситуацию Ирине Михайловне, но в ответ получили одно отрицание всего происходящего, вплоть до угроз. Мы понимаем, что ребенку нужна помощь. И мы готовы были сделать все от нас зависящее. Но... увы. Трудно общаться, когда нас обвиняют во всех несуществующих грехах", – написала Ирина Трапезникова.
Кроме того, директор фонда рассказала, что после того как на страничке фонда было объявлено о возврате средств всем тем, кто пожертвовал на лечение Максима Налейкина, ни одного обращения по возврату денег не поступило. Сам сбор был закрыт, по словам Ирины Трапезниковой, "ввиду неадекватного отношения к фонду со стороны Ирины Налейкиной".
"Мы не отказываемся от возможности помочь Максиму, но только в случае извинений Ирины Михайловны и адекватного сотрудничества, а также по мере поступлений денежных средств на счет фонда", – заявила Трапезникова.
На второго подопечного фонда, Лешу Короткова, родители которого тоже заподозрили организацию в мошенничестве, по словам директора фонда, было собрано еще меньше средств.
"Там ситуация еще хуже: за месяц было собрано меньше 2000 рублей", – пояснила Ирина Трапезникова.
Сейчас в этой неоднозначной ситуации разбираются компетентные органы. В настоящий момент обращение родителей Максима Налейкина и Леши Короткова передано из прокуратуры Пермского края в полицию. Кроме того, с заявлением в Генеральную прокуратуру РФ для решения этой проблемы обратилась комиссия по вопросам благотворительности, гражданскому просвещению и социальной ответственности Общественной палаты РФ. Она также ищет, как можно помочь семье, и постарается порекомендовать другой фонд.
"Социальный навигатор" будет следить за развитием событий в этой непростой истории. Мы поговорим с теми, кто знает о подводных камнях благотворительности, расскажем, как работают фонды, и доведем эту историю до конца.
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала