Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
$from_infinity = @type = article wide_mode=
Социальный навигатор

Глава дома Романовых: дай Бог, в России больше никогда не будет революции

© РИА Новости / Александр НатрускинГлава дома Романовых: дай Бог, в России больше никогда не будет революции
Глава дома Романовых: дай Бог, в России больше никогда не будет революции
В Москву с визитом прибыла глава российского императорского дома Романовых великая княгиня Мария Владимировна.

В Москву с визитом прибыла глава российского императорского дома Романовых великая княгиня Мария Владимировна. О своем отношении к фильму "Матильда", о том, как изменилась Россия за последние годы, и об отличительных особенностях русского характера великая княгиня рассказала в интервью корреспонденту проекта "Социальный навигатор".

—  Ваше высочество, 2017 год — год столетия революции. Оценки этого события самые разные. Вам как представителю дома Романовых как видится это событие спустя столетие?

— Я думаю, это была большая трагедия для всего нашего русского народа. От этого события пострадали все. Но в истории бывают более светлые и более темные периоды. И из этого события мы должны извлечь уроки.

— Понятно, что история не терпит сослагательного наклонения. Но если немного пофантазировать, как могла бы развиваться страна, если бы в 1917 году революция не состоялась?

— Кто же знает, что могло произойти, я же не колдунья. Я могу только предположить, что русскому народу было бы легче и не пришлось бы проходить этот ужасный путь.

А вообще я воспринимаю революции как болезнь. Что было бы, если бы человек не заболел? Ну конечно, он был бы здоров. Но раз он заболел, значит, у этого были причины.

Но что было, то было. Надо учиться на наших общих ошибках. Найти храбрость и смелость попросить друг у друга прощения.

— Как вы считаете, в современной России возможна революция?

— Дай бог, что революции никогда не будет больше в России. Нет ничего хуже, чем когда воюют друг с другом братья.

Как мы это видим на Украине. Это ужас. Никому не желаю пройти через это. Я думаю, что Россия уже и так достаточно много пострадала.

— Как вы считаете, монархия еще актуальна для России?

— Конечно, я верю в это. Но это, безусловно, будет не сейчас. А вообще наша семья не занимается политикой. Хочу сказать, что мы поддерживаем то правительство, которое русский народ свободно выбрал.

— Как вы отнеслись к присоединению Крыма к Российской Федерации?

— Крым — это не какое-то имущество или какая-то квартира, которые можно отдать или продать. Там живут люди, которые свободно выбрали свою судьбу через референдум. Если они решили так, то мы должны примириться и постараться им помогать.

Самое важное, что в Крыму удалось избежать кровопролития.

— Фильм Алексея Учителя "Матильда" еще не вышел, но уже породил много споров. Как вы относитесь к этой картине?

— Я могу сказать, что мне жалко, что снимают такие фильмы, которые распространяют ложь. Но это не первый и не последний такой фильм. Видимо, люди, которые снимают такие фильмы, делают это для своей рекламы, чтобы лишний раз дать о себе знать. Но этому не стоит придавать огромного значения.

Хотя как члену семьи Романовых мне неприятно это. Любому человеку будет неприятно, когда о члене его семьи будут говорить неправду. Государь был прекрасный человек, когда он был молодым парнем, конечно, там был какой-то роман. А потом он все это закончил. Его, наоборот, упрекали, что он чересчур большое значение придавал своей семье.

— Вы довольно часто посещаете Россию, но при этом живете в Европе. Год от года посещая страну, вы видите какие-то изменения?

— Когда я первый раз приехала в Россию в 1992 году, было печально видеть, в каком состоянии страна была тогда. Все было какое-то сероватое, пыльное, на улицах были разбросаны какие-то куски бетона, железа. Какой-то беспорядок кругом, у зданий были грязные окна. А самое печальное было видеть, что люди ходили по улицам, как будто у них на каждом плече по 50 килограммов тяжести. Видно, людям было очень тяжело.

Но постепенно все менялось.

У людей стали появляться улыбки. Теперь, по крайней мере в самых главных городах, все по европейским стандартам. Много всяких магазинов, улицы в другом виде — все покрашено, совсем другой порядок.

Я думаю, улыбки людей значат, что людям стало легче. Когда раньше к нам относились, дескать, какие в России все добрые, хорошие — это было когда, как я говорю, русский мишка немножко хворал. Но теперь мишка поправился, и его сразу стали меньше ласкать. Поэтому значит нам стало лучше. И это чувствуется.

— Вы же не только в столице бываете, какие впечатления у вас от других городов России?

— Например, я была в Элисте. Прекрасный город. Вроде бы далековато от Москвы, казалось бы, он должен быть более провинциальным. И так приятно, что такой везде порядок в Элисте. Было приятно, что не только в столице заметно, что есть большой толчок вперед. Страна огромная. В один миг все не сделаешь. Но многое зависит от самих людей. Если каждый человек, например, возьмет баночку краски и свой подоконник покрасит, то уже будет легче. Мы все должны украшать свою страну. Это очень важно, когда люди сами участвуют… Мы все можем принести пользу.

— Вы наверняка общаетесь с европейцами, которые далеки от политики. Какое у них представление о России?

— У них самое хорошее отношение к России. Они всегда восхищаются Россией. И их всегда удивляет, что в России такой одаренный народ.

— Какие основные черты отличают русского человека от всех остальных?

— Русский человек очень глубоко все чувствует и очень сильно верит в то, что он делает и чему отдает свою жизнь. И это плюс, это дает возможность многое выдержать. Я думаю, когда некоторые хотят, чтобы мы вели свою жизнь по образу других стран, — нам такое не подходит. Мы отличаемся от других, и это дает нам силу. У нас своя специфика. Вот смотрите, сколько лет после революции были и гонения на церковь, и было богоборчество. И тем не менее эта вера осталась у нас.

— Когда вы находитесь за рубежом, в толпе людей вы можете отличить русского человека?

— Точно могу отличить.

— Как вы отличаете?

— Не знаю, какой-то нюх, просто интуиция. В основном узнаем друг друга с соотечественниками, но иногда можно и не попасть в точку. Например, в молодости мы с мамой были на юге Франции. Мы шли и кто-то резко толкнул маму, и ей стало очень больно. И тут она послала своих обидчиков по-грузински. А толкнули ее две негритянки. И они ей ответили по-грузински еще лучше. Мы все начали хохотать после этого. Оказывается, они вышли замуж за грузин. Потом мы подружились с ними, и мама им нашла работу.

Беседовал Владимир Лебедев

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала