Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Шапка проекта Сольный навигитор
Социальный навигатор

Панфилова: НКО должны быть прозрачны, но не для власти, а для людей

© РИА Новости / Александр Натрускин / Перейти в фотобанкГенеральный директор "Центра антикоррупционных исследований и инициатив Transparency International Russia" Елена Панфилова. Архивное фото
Генеральный директор Центра антикоррупционных исследований и инициатив Transparency International Russia Елена Панфилова. Архивное фото
О том, как изменить сложившееся в обществе мнение об НКО как о зарубежных наймитах, а также о том, как с помощью широкого информирования избежать влияния закона об "иностранных агентах", в интервью РИА Новости рассказала директор центра антикоррупционных исследований и инициатив "Трансперенси интернешнл — Россия" ("ТИ-Р") Елена Панфилова.

В Москве 23 ноября пройдет Общероссийский гражданский форум, одним из инициаторов проведения которого выступил основатель Комитета гражданских инициатив (КГИ) Алексей Кудрин. К работе Форума приглашены представители некоммерческих организаций (НКО), неформальных сообществ, гражданские активисты. О том, как "открыть" общественные организации в информационном поле, изменить сложившееся в обществе мнение об НКО как о зарубежных наймитах, а также о том, как с помощью широкого информирования избежать влияния закона об "иностранных агентах", в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Ольге Волковой рассказала директор центра антикоррупционных исследований и инициатив "Трансперенси интернешнл — Россия" ("ТИ-Р") Елена Панфилова.

— Елена Анатольевна, почему вы решили участвовать в работе форума?

— Решила войти в оргкомитет, наверное, по трем причинам. Я очень сильно сомневалась изначально, что нужно что-то подобное проводить, но потом пристальнее пригляделась к своей работе и поняла, что за последние год-два даже в нашем секторе гражданского антикоррупционного контроля возникло огромное количество молодых, новых, интересных инициатив, которые не очень состыкованы с более широким полем гражданских инициатив. Немножко подумав, я поняла, что они не состыкованы просто потому, что им негде было это сделать. Мир нашего гражданского общества — довольно очевидно — сейчас распадается на группу старых НКО, группу НКО, которые близки к государственным инициативам, и вот эту огромную волну волонтерско-низового гражданского активизма.

Выведя за скобки близкие к государству НКО, мне показалось интересным, даже не столько интересным, сколько важным использовать этот форум как площадку для диалога этих в разном поле (и правовом, и географическом, и тематическом) существующих групп. Вторая причина в том, что изначально в оргкомитете было очень много моих друзей — Ира Ясина, Лена Тополева, Павел Чиков, масса людей, с которыми я давно работаю и во вменяемости которых я ни капли не сомневаюсь. Если они решили, что это важно, то к их представлению о форуме имело смысл прислушаться. А третья причина — мне просто было любопытно посмотреть на тысячу гражданских активистов, в ноябре 2013 года собирающихся вместе, потому что всегда приятно и интересно смотреть на что-то живое. Я уверена, что это будет живая встреча.

— Каким вам представляется этот форум? Каких итогов вы ждете?

— Я думаю, что это будет непростая, но очень интересная встреча. Даже по списку заявившихся участников видно, насколько там есть разные люди. В группе "Экономика" есть очень серьезные руководители саморегулирующих организаций и представляющих очень серьезные сектора экономики, и тут же есть маленькие региональные волонтерские группы. Настолько разнообразная история, что это действительно должно быть очень интересно. В моей группе — я веду секцию "Общество" — мы будем обсуждать в первую очередь именно то, как гражданское общество должно сосуществовать само с собой и с властью, бизнесом, с окружающей действительностью, со средствами массовой информации; какие должны быть ценностные, этические, организационные стандарты нашей деятельности, чтобы люди воспринимали нас — гражданских активистов — не как каких-то городских сумасшедших, а как людей, которые делают вещи столь же важные, как то, что делают представители органов власти, а зачастую и более важные.

— А как, по-вашему, можно наладить саморегулирование в среде общественных организаций?

— Для начала надо поговорить, потому что вариант не один, вариантов может быть много. Не стоит задача загнать всех в единый загон: должны быть и организации, которые работают без регистрации, потому что им в таком волонтерском формате просто, а кто-то регистрируется в форме автономных некоммерческих организаций, кто-то в виде фондов. То есть в правовом поле должно быть очень много разных форматов. Что должно всех объединять — это мой собственный "таракан", который люди могут и не разделять — прозрачность, подотчетность и этические стандарты. Я думаю, что нам предстоит довольно большой разговор. Вопрос, который меня волнует больше всего: почему тот негативный медийный накат на НКО, который в значительной степени спровоцирован властью, нашел отклик в головах у людей, почему люди вдруг поверили, что какие-то наймиты, какие-то гранты, какой-то ужас и кошмар. Чем больше я думала, тем больше мне становилось понятно, что вопрос в том, что надо просто больше рассказывать людям не только о том, что мы делаем, но и как мы делаем, рассказывать о наших системах управления. К сожалению, у очень многих организаций, даже известных и больших организаций, вы не найдете, кто у них правление, кто у них работает, как они управляются, как они принимают решения о приоритетах своей деятельности, как они финансируются, как они отчитываются. Разумеется, у людей возникают вопросы. Повысить прозрачность собственной деятельности, чтобы не было никаких разговоров за углами: "они все делают только со своими", чтобы не было никаких конфликтов интересов, чтобы не было этих постоянных подозрений, что рука руку моет, — это все решаемо. Можно договориться, что мы следуем очень понятным, простым — это не бином Ньютона — этическим стандартам.

—  Как быть небольшим группам гражданских активистов, молодым НКО, как им информировать людей, ведь традиционные массмедиа освещают деятельность в основном уже известных НКО? Может ли в этом помочь интернет, будет ли это эффективно?

— Во-первых, маленьким, но очень активным НКО зачастую совершенно необязательно, чтобы о них знали в большом паблике, на федеральном уровне. Ведь маленькие, но очень эффективные региональные НКО помогают местным людям. Им крайне важно, чтобы о них знали на местном уровне. Здесь им надо помогать и рассказывать, как выстраивать отношения с местными СМИ, как делать пусть самый простой, но информативный собственный веб-сайт… Тут, конечно, местные СМИ, интернет, поддержка местных более крупных организаций — выводить за руку на авансцену, показывать, рассказывать. Солидарность со стороны других организаций, которые, может быть, уже более крепко встали на ноги, в данном случае очень здорово помогает. Да, интернет играет важную роль, да, надо активно и инициативно рассказывать о своей деятельности, но не с целью попиариться, а именно с целью информировать тех, кто должен знать о твоей деятельности. Какой прок будет от того, что о тебе расскажут по телевизору или напишет какое-то крупное интернет-СМИ, если люди в том районе, регионе, в котором ты работаешь, не знают твои часы приема и не знают, что ты, собственно, делаешь? Надо концентрироваться на информационном освещении в сторону тех, кому важна твоя деятельность, а не в сторону большого паблика, если будут успехи — то это само собой придет.

—  Елена Анатольевна, вопрос, касающийся непосредственно вашей деятельности: как общественные организации могут помогать бороться с коррупцией и при этом застраховаться от прессинга со стороны властей?

— Никак. Как может застраховаться шахтер от того, что ему на голову не упадет кусок угля? Как может застраховаться врач от того, что он не подхватит болезнь в чумном бараке, где он лечит людей? Только минимальными средствами гигиены и самозащиты, выполнением неких базовых правил профессиональной безопасности. В нашем случае это основывать свою деятельность на четких, ясных и прозрачных методиках, максимально информировать людей, то есть ничего не делать тайком. Любые нападки власти разбиваются о то, что ты четко и ясно объясняешь, как ты делаешь, что ты делаешь и зачем ты делаешь. У тебя должны быть непобиваемые методики и самое важное — должна быть поддержка людей. Если 100 тысяч человек говорят: "вы молодцы, спасибо вам за исследование", а два или три чиновника начинают жужжать: "это полная ерунда" — в данном случае они не очень обречены на успех. Чем больше понятности, чем больше профессиональной состоятельности, методической состоятельности, чем больше открытости, тем меньше шансов, что на тебя "упадет этот кирпич". Но он все равно упадет, потому что какое бы отвлеченное теоретическое исследование ты не делал, оно все равно зацепит чьи-то интересы, кто-нибудь обидится, кто-нибудь примет на свой счет, кто-то решит, что это угрожает карьерным интересам или интересам дальнейшего личного обогащения. Конечно, регулярно в нас швыряют какими-то "кусками угля", как в тех шахтеров, но это так же, как у журналистов есть профессиональные риски, что обманет источник информации или что произойдет еще какая-то профессиональная неприятность, которую довольно трудно избежать, но ее можно предусмотреть и выстроить некую профилактическую систему защиты.

— Как по вашему, смогли бы некоммерческие организации, пользуясь этими рекомендациями — быть более открытыми, широко информировать о своей работе — застраховаться от негативных последствий действия закона об НКО? Или дело в самом законе?

— Это две разные истории. Во-первых, закон действительно плох. Это было ситуативное ухудшение закона в 12-ом году как результат несколько панических реакций нашей власти на реально выросшее гражданское общество. Сейчас ход истории, ход текущих событий показывает, что ничему он не помог. Пострадали старые НКО, на которых все это обрушилось, а низовые гражданские инициативы как росли себе, так и растут. То есть цель была выбрана неправильно, средства были выбраны неправильно, нормы, которые были добавлены в закон об НКО, только создали сложности и проблемы группе организаций. Но та цель, которую, видимо, авторы закона преследовали: на корню разделить всех на черненьких и беленьких, приостановить работу тех, кто особо мешает спокойно жить, — этого не произошло по факту. Соответственно, закон в той части, репрессивной относительно НКО, надо полностью отменять, менять, пересматривать — неважно, как это будет сделано. С другой стороны, когда у тебя порядок, все углы чистые, все прозрачно, открыто, то даже с этим законом нападать на тебя довольно сложно. Я приведу пример наш, потому что не могу за других говорить, — когда к нам начали весной приходить проверки, даже проверяющие представители органов власти были слегка шокированы: "Как, у вас и это есть?— И это есть — И этот отчет?— Пожалуйста". Их пребывание заняло буквально несколько минут, потому что они-то думали, наверное, что им придется что-то искать, а все — вот, это распечатано, это на сайте, вот отчет. Не могу сказать, что мы стали большими друзьями, но какое-то понимание принципов нашей деятельности даже у них возникло. Но, повторюсь, самое главное, не быть показательно открытым — "чтобы власти понимали", самое главное, чтобы люди понимали, что ты делаешь, чтобы люди к тебе обращались. Это довольно простой способ остановить все эти крики, подозрительные вопли, которые, понятное дело, не создают платформы для устойчивого, нормального общественного развития. Это противостояние, это нагнетание негатива ничего хорошего никому не приносит.

Рекомендуем
Ученик, сдающий ЕГЭ по информатике, перед началом экзамена
Сроки проведения ЕГЭ могут скорректировать в ближайшую неделю
Всероссийская олимпиада школьников
Начистоту. Школьники об итогах всероссийской олимпиады
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала