Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Социальный навигатор

Государственно-частное партнерство: равенство, уважение, синергия…

© Фото : предоставлено БДФ "Виктория"Галина Рахманова, заместитель председателя правления БДФ "Виктория"
Галина Рахманова, заместитель председателя правления БДФ Виктория
Во время экономического кризиса межсекторное взаимодействие, кооперация и объединение становятся актуальны как для коммерческих компаний, так и для НКО и государства. Заместитель председателя правления БДФ "Виктория" Галина Рахманова рассказывает о том, что такое государственно-частное партнерство и реально ли объединить усилия НКО и власти.

Галина Рахманова (БДФ "Виктория"), специально для проекта "Жизнь без преград"

В конце прошлого года к нам в фонд пришло письмо от властей крупного региона с просьбой заполнить многостраничный документ под названием "Сведения об инвестиционных проектах государственно-частного партнерства". В этом регионе мы строим "Детскую деревню "Виктория" и реализуем соответствующую благотворительную программу, направленную на семейное устройство детей-сирот и развитие института приемного родительства.

Но что такое ГЧП? И можно ли применять этот термин, говоря о партнерстве государства и НКО? Однозначного ответа на этот вопрос пока нет. С правовой точки зрения благотворительный фонд нельзя отнести к частному инвестору. И не только широкой общественности, но и чиновникам на местах, и представителям некоммерческого сектора пока трудно разобраться, что является формально проектом ГЧП, а что — нет.

Например, в нашем социальном проекте по семейному устройству, уникальном для региона, есть многие признаки того, что могло бы быть определено как государственно-частное партнерство в широком смысле. Может быть, это и увидели в нашей благотворительной программе региональные чиновники, прислав нам документ об инвестиционных проектах ГЧП.

Да и мы сами рассказываем о проекте деревни как об успешном примере частно-государственного партнерства, ставя на первое место в этом словосочетании "частный" прежде всего потому, что инициатива проекта исходила от фонда, негосударственной организации. Кроме того, на частной стороне много участников: не только фонд, но и бизнес-компании, поддерживающие проект финансово, и просто обычные люди, которые делают благотворительные пожертвования на программу создания детской деревни. Но мы не хотим уменьшать роль государства. В партнерствах "на социальной почве" пересекаются интересы всех секторов общества, и возникает столь необходимое для решения актуальных сложных социальных проблем межсекторное взаимодействие.

Создание современной системы профилактики семейного неблагополучия и социального сиротства, устройства детей, оставшихся без родителей, в семьи, несомненно, одна из острейших социальных  проблем, требующая партнерства всех заинтересованных сторон для своего решения.

Но полного осознания необходимости именно партнерства, понимания его смысла, целей, его пользы в России пока не произошло. До сих пор со стороны государства иногда встречается "потребительское" или "равнодушное" отношение к результатам деятельности благотворительных фондов. Вспоминается, как пять лет назад, через год после того, как в одном сибирском регионе мы отремонтировали помещения в детском доме (детский дом, естественно, был нам дан местным департаментом образования) и оборудовали комнату психологической разгрузки, здание этого детского дома было перепрофилировано под детский сад. Не буду спорить, детские сады нужны, а детские дома должны уходить из нашей жизни. Но здесь речь о другом. Власти региона не интересовало, что фактически пожертвование фонда, направленное на ремонт детского дома, было использовано нецелевым образом. А ведь фонду нужно было отчитываться за эти деньги перед жертвователем, дающим их именно на создание достойных бытовых условий для детей-сирот.

Усыновление в России: тенденции, прогнозы >>

Или другой пример. В нем речь идет уже не о региональном детском доме, а о московской школе. Школа предоставляет нам помещение под комнату, где работают психологи фонда с детьми из семей группы риска. Мы делаем ремонт, оборудуем помещение под занятия с детьми, ведем занятия с детьми и семьями. Вдруг в школе меняется руководитель в связи процессом реорганизации образовательных учреждений, и нам предлагают покинуть помещение, объясняя это тем, что им не нужна работа по профилактике семейного неблагополучия, и вообще им самим нужны помещения для дополнительного образования. При этом район — один из самых неблагополучных по социальному сиротству в Москве.

Обидно, что такие истории повторяются. Но радует, что пусть медленно, но власть и благотворители пытаются делать шаги навстречу друг другу и работать вместе. Опыт других стран показывает, что в тяжелые экономические времена растет потребность в партнерствах. Может быть, и мы извлечем из этого уроки? Не только будем призывать к взаимодействию и заполнять бумаги о партнерстве, но и научимся быть партнерами?

Галина Рахманова — заместитель председателя правления Благотворительного детского фонда "Виктория". Окончила экономический факультет Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, кандидат экономических наук. До прихода в сферу благотворительности работала научным сотрудником в РАН. Вела научные исследования в области демографии. В сфере благотворительности работает с 1999 года.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала