Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Шапка проекта Сольный навигитор
Социальный навигатор

Когда рак будут лечить так же, как грипп?

© РИА Новости / Владимир ТрефиловГерои фильма и участники дискуссии "Открытого показа"
Герои фильма и участники дискуссии Открытого показа
Все они лечились от рака, и все победили. Для каждого это стало новым опытом, но ни для кого — приговором. В часовом фильме Павла Руминова "Это просто болезнь" нет никого, кто не дожил бы до последнего кадра.

МОСКВА, 24 окт — РИА Новости, Александр Уржанов. Как найти выход из тупика, услышав диагноз "рак"? Помогают ли истории успешной борьбы с болезнью вылечиться другим — или только дают ложные надежды? И когда обезболивание в России догонит мировые стандарты? Об этом в Международном мультимедийном пресс-центре РИА Новости говорили гости проекта "Открытый показ" — врачи, пациенты, чиновники от медицины и режиссёр фильма "Это просто болезнь" Павел Руминов, собравший в час экранного времени десяток историй тех, кто победил онкологические болезни.

Они без конца смеются и улыбаются, травят байки и — по секрету всему свету — делятся новыми впечатлениями. Кажется, что в их жизнь вошёл кто-то незнакомый и удивительный — и принёс новую интересную жизнь. "Я его назвала "преднизолончик", так, ласково — если я с ним буду не просто как с таблеткой, тогда он будет мне помогать, — веселится Маша. — Мне одних гормонов назначили 38 штук". "Когда мы стриглись, мы и панковский ирокез попробовали, и рожки, и всё на свете" — рассказывает мама Мити.

Нового друга Маши, Мити, Ильи, Арины и других героев, появляющихся на экране, зовут "рак". Все они лечились от него, и все победили. Для каждого это стало новым опытом, но ни для кого — приговором. В часовом фильме Павла Руминова "Это просто болезнь" нет никого, кто не дожил бы до последнего кадра, и даже больничные палаты мелькают только поспешными и оборванными панорамами, да кто-то случайно вспомнит: "Химия — это как будто на тебя положили бетонную стену. И не только физически: ты видишь, что у тебя перед глазами серая стена — и больше ничего нет, — а потом снова добавит: Я благодарна этой болезни! Такое количество новых ощущений!" Эмоции детей в ремиссии пробуют объяснить родители: "Четырёхлетний ребёнок катит инфузомат этот: "А как ваш ребёночек сегодня? А какие у него тромбоциты?" Им кажется, что все так живут". Но это, конечно, только часть какой-то другой, главной причины, которую понимают те, кто живёт дальше.

© РИА Новости / Владимир ТрефиловРежиссер Павел Руминов и героиня его фильма Дарья Арефьева
Режиссер Павел Руминов и героиня его фильма Дарья Арефьева

Когда в зале вспыхнет свет, аплодисменты достанутся режиссёру точно так же, как и другим гостям "Открытого показа", но едва ли не первый зрительский упрёк будет ожидаемым: я тоже болела раком, почему тут нет никакой объективности? 

"Жизнь — она не для боли, а для того, чтобы учиться, играть, писать смски друзьям. Поэтому болевого опыта быть не должно, жизнь и так короткая". Екатерина Чистякова, директор благотворительного фонда "Подари жизнь"

© РИА Новости / Владимир ТрефиловЕкатерина Чистякова, директор благотворительного фонда "Подари жизнь"
Екатерина Чистякова, директор благотворительного фонда Подари жизнь

"Я оставлял только те кадры, которые меняют восприятие этого монстра". Павел Руминов, режиссер фильма "Это просто болезнь"

"Мы привыкли к тому, что должны всё драматизировать, это ведь очень серьёзно, надо показывать правду жизни. Но прикол в том, что это всё на экране — тоже правда жизни, и смысл в том, чтобы фокусироваться на этой правде жизни. Это гораздо рациональней, и мозг [заболевшего] тоже так делает".

"Я всегда говорю пациентам, что у них два дня на истерику. Хотите — кричите, бейтесь головой об стенку, потом времени не будет — нужно будет сконцентрироваться на борьбе", — добавляет врач-гематолог Яна Мангасарова. В фильме её нет ни в кадре, ни в титрах, но без неё он был бы другим — это она лечила одну из героинь, Дашу Арефьеву.

Но дальше начинаются детали, и тут же разговор про "просто болезнь" обрывается: всё оказывается непросто. "Болеть унизительно, а когда есть уважение — не страшно", — замечает главврач Первого московского хосписа, онколог Диана Невзорова. — "На заводах обезболивающие лежат, их даже уничтожают из-за просрочки. Но выписывают их всё меньше и меньше, хотя количество больных всё больше и больше. Есть регионы, которые вообще не заказывают наркотические препараты". Обезболить пациента — долгая процедура, и врачи — а это больше половины гостей "Открытого показа" — начинают бурно обсуждать, каково это: выписать рецепт на специальном бланке, что делать, если они кончатся в пятницу, а до конца выходных кто-то может и не протянуть, как ночью получить подпись главврача — и ещё миллион бюрократических нюансов, которые превращаются в чью-то боль. Вопрос ведущая Катерина Гордеева адресует заведующей отделом по наркологии Департамента здравоохранения Москвы Валентине Михайловой.

"У вас совершенно неверная информация, что наркотические препараты находятся без доступа в ночное время, и в выходные и праздничные дни. Если вдруг поступают какие-то больные — не онкологические, а какая-то экстремальная ситуация, то поднимаются на ноги все. И наркотики будут", — парирует Михайлова; выходит, что онкологическим пациентам всё-таки стоит потерпеть. — "В Департамент, лично ко мне, жалоб на недостаточное обезболивание не поступает". "Давайте на единичных случаях не сосредотачиваться", — добавляет представитель управления аппарата Государственного антинаркотического комитета по ЦФО Владимир Нестеров.

© РИА Новости / Владимир ТрефиловВладимир Нестеров, представитель управления аппарата Государственного антинаркотического комитета по ЦФО
Владимир Нестеров, представитель управления аппарата Государственного антинаркотического комитета по ЦФО

"Может ли наркоконтроль обеспечить такую степень обезболивания, чтобы больные не страдали?" — задаёт прямой вопрос Нестерову Гордеева. "А он обеспечивает", — непреклонен чиновник.

"Мы находимся в нижней точке. За прошлый год в США выписано 18 тысяч рецептов на наркотические препараты, во Франции — стране с жёстким контролем — 6 тысяч, в России — 107. Просто 107". Гузель Абузарова. специалист по паллиативной помощи

© РИА Новости / Владимир ТрефиловГузель Абузарова, специалист по паллиативной помощи
Гузель Абузарова, специалист по паллиативной помощи

"Жизнь — она не для боли, а для того, чтобы учиться, играть, писать смски друзьям, — говорит директор благотворительного фонда "Подари жизнь" Екатерина Чистякова. — Поэтому этого [болевого] опыта быть не должно, жизнь и так короткая. У нас [в клиниках, с которым работает "Подари жизнь"] нельзя делать пункцию без наркоза, а химию — без морфина". "Это большая редкость в нашей стране", — добавляет Гордеева. Но Чистякова неожиданно возвращается к фильму: "Я очень благодарна Павлу, что этот фильм есть. Потому что иначе я не смогла бы работать там, где работаю".

В ответ режиссёр и героини фильма рассказывают: после премьеры они решили превратить "Это просто болезнь" в постоянно действующий проект, помогающий тем, кто впервые столкнулся с раком, не впасть в отчаяние — а тем, кто уже пережил первый шок, поделиться опытом. На экране появляется первый полутораминутный ролик проекта, всё с теми же героинями фильма. Трогательный, явно сделанный на скорую руку и живой — как и полнометражный фильм. Здесь явно нет ни большой идеи, ни больших специалистов, ни больших бюджетов, ни государственных грантов, как это часто случается в мире. Социальный проект о раке вырос снизу, из больничной палаты — и оказался совершенно частным высказыванием без всякого интереса государства.

"Нам очень сильно нужны положительные истории. Человек должен видеть цель, куда ему стремиться — особенно когда нам звонят на линию, как недавно дяденька со стаканам водки и пистолетом, который говорит, что ему не нужно жить. Тем более, что медицина часто ошибается, особенно где-нибудь в дальних местах", — подводит итог директор организации "Проект Со-действие" Ольга Гольдман. "Я впервые сегодня узнала о том, что есть такой телефон, куда люди могут дозвониться с онкологическими проблемами", — заканчивает "Открытый показ" Катерина Гордеева. Кажется, редкая хорошая новость оказывается для всех такой же неожиданной, как и сам фильм Павла Руминова.

Телефон горячей линии помощи пацинтам и их близким: 8 800 100-01-91

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала
18 друзей дома в Пучкове: как живут слепоглухие в ПодмосковьеЗначимый взрослый: как в православном социальном доме детей учат довериюЭксперт рассказала, возникли ли сложности у учащихся на итоговом сочиненииТрехлетнюю олимпиаду среди школ запустят в России в 2022 годуРука для человека в скафандре: кто готовит слепоглухих к обычной жизниВ России утверждены новые аккредитационные показатели для школ и колледжей Кравцов: финансовую грамотность надо внести в обязательные факультативыПятый Медиафорум этнических и региональных СМИ прошел в МосквеКравцов рассказал о запуске программы создания школьных театровКириенко: более 3 тысяч заявок подали на участие в премии "Знание"Школьники из России взяли 8 медалей на Международном турнире по информатикеЛогистика фудшеринга: продукты для малоимущих доставят НКО и соцзащитаМИА "Россия сегодня" запускает медиалабораторию в ВДЦ "Орленок" В Минпросвещения прокомментировали обновленные ФГОССенатор: власть должна двигаться с молодежью в одном направленииЭксперт: молодежь активно интересуется будущим бизнеса в странеВ Москве пройдет пятый Медиафорум этнических и региональных СМИВ России необходимо улучшить подготовку специалистов, заявил ПутинКравцов рассказал о проблемах лишней отчетности у учителей в регионах Кравцов заявил, что на базе колледжей создадут программы профориентации